Пятница, 18.10.2019, 02:56
Приветствую Вас, Гость
Главная » 2014 » Июнь » 24 » "Вестник образования", июнь-2014, № 11-12. Интервью с президентом РАО Людмилой Вербицкой
08:18
"Вестник образования", июнь-2014, № 11-12. Интервью с президентом РАО Людмилой Вербицкой

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПОЛИТИКА. РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ОБРАЗОВАНИЯ – ЭТО САМАЯ ВАЖНАЯ АКАДЕМИЯ...
В октябре 2013 года президентом Российской академии образования была изб-
рана Людмила ВЕРБИЦКАЯ.В интервью «Вестнику образования» она рассказала об итогах работы академии за прошедшие полгода и о планах на будущее.


– Людмила Алексеевна, какие изменения произошлив академии за полгода после Вашего избрания?
– Начнём с того, что другие отраслевые академии были присоединены к Российской академии наук, а наша академия – нет. Нам всё-таки удалось её отстоять – нас поняли, к нам прислушались. РАО сохранила 
самостоятельность, хотя были все шансы повторить судьбу тех академий. Согласно уставу РАО не является научной организацией, как и «большая» академия наук, теперь это скорее клуб учёных, хотя я до конца не уверена, что это правильное решение: всё-таки некоторые закреплённые в уставе функции так или иначе связаны с научной деятельностью.

У нас начались масштабные организационные изменения.
Все институты РАО с 1 апреля переданы в ведение Минобр-
науки России. Бюджет на 2014 год не пересматривался, но
сейчас все средства поступают в министерство, а затем
распределяются между институтами. Специальная комиссия, состоящая из представителей РАОи Минобрнауки, анализирует документы каждого института на основании разработанных критериев, и по результатам этого
анализа будут сделаны выводы о значимости каждого инсти
тута, приняты решения о перспективах их дальнейшей работы.

Я обсуждала этот вопрос с Дмитрием Викторовичем Ливановым и согласна с тем, что какие-то институты нужно будет объединить, какие-то оптимизировать.
– Сколько институтов останется, по Вашим прогнозам?
– Предположительно, из 25 институтов по результатам
объединения, оптимизации останется около десяти, и это
нормально. Сейчас ведь даже названия многих институтов
дублируют друг друга – например, в области педагогики,
социологии, информационных технологий. В одном институте
300 человек работают, а в другом – 6. Есть и такие институты,
в деятельности которых я до сих пор не разобралась, – непо-
нятно, чем они занимаются. По аналогии с РАН, как говорил
президент РАН Владимир Фортов, когда представители «боль-
шой» академии приходили в свои институты, в некоторых
из них даже света не было, потому что там некому было
работать.
Один из актуальных вопросов – деление академии на
отделения, простите за тавтологию. Мне не очень понятно,
по каким принципам оно происходило изначально, не всё
мне представляется разумным. В соответствии с решением
Общего собрания мы анализируем структуру академии, дума-
ем о более логичном и более равномерном распределении
наших членов по профессиональным интересам. Сейчас есть
как большие отделения, так и очень маленькие.
В дальнейшем Минобрнауки будет получать из Минфина
средства на работу РАО одной строкой, и деньги будут распре-
деляться между институтами, которые останутся в подчинении Минобрнауки. Но, возможно, некоторые из них изменят
статус институтов на статус, например, междисциплинарных
центров и будут работать в составе РАО. Мы сможем расши-
рить тематику их исследований, если сэкономим средства за
счёт тех институтов, которые работают плохо и будут реор-
ганизованы. В нашем новом уставе эта возможность пред-
усмотрена. Например, мы хотели бы создавать междисцип-
линарные центры – собираемся начать с Центра русского
языка.
Мне очень хотелось бы развивать исследования, связан-
ные с высшей школой, – раньше эта тематика в РАО вообще
не затрагивалась. В составе президиума академии семь
ректоров, в том числе ректор Томского государственного
университета Эдуард Галажинский, профессиональный психо-
лог. И здесь у нас есть большие перспективы.
– Ключевые руководители РАО сегодня – кто они?
– В академии два вице-президента – Давид Иосифович
Фельдштейн, который отвечает за психолого-педагогическое
направление, очень мудрый человек, ему 84 года, и Генна-
дий Алексеевич Бордовский – бывший президент и ректор
Российского государственного педагогического университета
имени Герцена. Ещё есть заместитель президента – Кирилл
Вячеславович Хлебников, он пришёл в РАО вместе со мной,
а раньше работал в Росимуществе. У него два высших обра-
зования – экономическое и лингвистическое, он отвечает за
хозяйственно-экономическую деятельность, координирует
работу аппарата академии.
Юрий Петрович Зинченко – главный учёный-секретарь,
одновременно является деканом психологического факульте-
та МГУ. У меня есть советники, в сфере образования хорошо
известен Виктор Стефанович Басюк, ранее возглавлявший
Министерство образования Иркутской области. За взаимо-
действие со СМИ и международное направление отвечает
мой пресс-секретарь Антон Евгеньевич Четвертков, перешед-
ший в сферу образования из Министерства иностранных дел.
– Как и в предыдущие годы, РАО в этом году участво-
вала в экспертизе учебников для нового федерального
перечня. И если раньше от академиков поступали сплошь
положительные отзывы, то теперь были и отрицательные заключения, утверждение перечня сопровождалось бурными общественными дискуссиями. Как Вы оцениваете результаты этой работы?
– И я, и коллеги, пришедшие в академию вместе со мной,
подключились к работе, когда новый порядок проведения
экспертизы учебников был уже утверждён. Мне представ-
ляется, что всё было сделано правильно, и одно из глав-
ных новшеств в том, что впервые к проведению экспертизы
РАО привлекла независимых экспертов, по три эксперта для
каждого учебника. Мы пригласили людей со свежим взглядом,
в том числе школьных учителей и методистов, которые раньше
не участвовали в федеральной экспертизе, и у нас есть все
основания им доверять.
Что касается учебников, которые получили в РАО отри-
цательные заключения и экспертизу не прошли, то, на мой
взгляд, действия авторов в их защиту выходили за пределы
нормы. Один из авторов учебников математики опублико-
вал в газете «Ведомости» открытое письмо на правах рекла-
мы – миллион рублей, это официальные расценки. О чём тут
можно говорить? Я не математик, но внимательно прочитала
эти учебники и просто с позиции здравого смысла не поняла,
как по ним можно учить детей. Например, в одном учебнике
я обратила внимание на кроссворд, который перед заполне-
нием предлагалось перечертить в тетрадь, и мы с коллега-
ми пытались это задание выполнить. Потратили минут сорок,
а ведь задание предлагается детям в начальной школе!
Из всех учебников, представленных издательствами на
экспертизу, положительные заключения получили лучшие.
Но, если говорить честно, действительно достойных учеб-
ников среди них немного. Их нужно создавать, в том числе
силами наших академиков. Лев Владимирович Щерба, будучи
академиком РАН, в 1930-е годы написал лучший учебник по
русскому языку. И теперь, если бы некоторые наши академи-
ки отнеслись к написанию учебников серьёзно, то могли бы
сделать и лучше.
– Появились ли у РАО социальные партнёры за пределами системы образования?
– Конечно. Мы налаживаем сотрудничество с Аппаратом
Правительства России, с Минобороны России, с МЧС России,
с фондом «Русский мир», с ОАО «РЖД». В частности, мы
предлагаем программы подготовки психологов, готовы вести
исследования, связанные с психологией работников силовых
структур. Этот вопрос курирует Юрий Петрович Зинченко.
– Как РАО планирует выстраивать работу с регионами?
– Прежнее руководство академии не придавало значения
этой работе – была даже мысль вообще её завершить. Но мы
так не считаем.
Сейчас у нас три отделения в регионах – за взаимодей-
ствие с ними отвечает Геннадий Алексеевич Бордовский, и он
думает о расширении этих отделений, увеличении их количе-
ства. Он раньше руководил работой Северо-Западного отде-
ления (Санкт-Петербург), есть ещё Южное (Ростов-на-Дону)
и Сибирское (Новосибирск).
– У РАО есть свои школы – на сегодняшний день их
осталось шесть. Будут ли они переданы на региональ-
ный уровень или останутся в ведении министерства
и под эгидой РАО?
– Я бы не хотела отдавать школы. Как меня уверила дирек-
тор Института возрастной физиологии Марьяна Михайлов-
на Безруких, наши академики проводят там эксперименты.
В этих школах учатся разные дети, и с ними было бы интерес-
но работать разным нашим институтам, в том числе Институ-
ту коррекционной педагогики. Всё-таки своим школам мы не
платим за участие в наших экспериментах и имеем свободный
доступ к «рабочей площадке», а в муниципальных директора,
к сожалению, не всегда идут навстречу и могут потребовать
за это какую-то компенсацию.
– Недавно на Общем собрании прошли очередные
выборы в РАО. Каковы Ваши впечатления?
– Раньше я не понимала до конца, как организованы выбо-
ры, – ходили разные слухи, далеко не самые приятные. Но
сейчас я решила, что выборы должны быть честными – без
всяких тайных списков, договорённостей и рекомендаций,
за кого нужно голосовать, а за кого не нужно.


Мы отказались от практики электронного голосования,
потому что компьютерная программа оставляет слишком
много возможностей для манипуляций, попробуйте прове-
рить! А когда есть бумажные анонимные бюллетени – другое
дело: можно их разложить, посмотреть, где «за», где «против».
На недавних выборах мы попросили Центральную избиратель-
ную комиссию нам помочь, и специалисты оттуда к нам при-
ехали, установили свою аппаратуру. Скажу правду: некоторые
коллеги пытались всем объяснить, за кого именно нужно голо-
совать, но им это не удалось. Примечательно, что в этот раз
академиком РАО стал директор Центра образования № 109
Евгений Ямбург – он 14 лет был членкором, а теперь прошёл
«голос в голос», то есть набрал только необходимый минимум
голосов.
Я считаю, что количество академиков нужно увеличить
за счёт членкоров, и написала об этом Владимиру Путину.
Сейчас наш членкор пожизненно получает 17 тыс. рублей
в месяц, академик – 25 тыс., а в «большой» академии – 35
и 50 тыс. рублей соответственно. Чем наш академик хуже,
я не понимаю.
– Как у Вас складываются отношения с директорами
институтов?
– Хорошо складываются. Министерство опирается на
некоторых наших директоров – могу назвать Евгения Юрьеви-
ча Малеванова (управление образованием), Михаила Викто-
ровича Рыжакова (общее образование), Николая Николаевича
Малофеева (коррекционная педагогика), Владимира Самуи-
ловича Собкина (социология образования), Татьяну Владими-
ровну Волосовец (проблемы детства). Лишь с одним директо-
ром института у нас возникло непонимание.
В РАО я познакомилась с замечательным человеком, яркой,
творческой личностью – директором Научной педагогиче-
ской библиотеки имени К.Д. Ушинского Тамарой Сергеевной
Маркаровой. В её библиотеке внедрены новые технологии,
есть электронный каталог, а библиотека располагается в двух
шагах от Третьяковской галереи, в шикарном демидовском
особняке, сегодня туда может записаться любой человек. Там
хранится редчайшая в Европе коллекция азбук и букварей.
Июнь, 2014•9
Наша библиотека активно участвовала в проекте Департамента
культуры Москвы «Библионочь» – в её дворе было организова-
но музыкальное представление. К конференции, посвящённой
190-летию К.Д. Ушинского, которую я открывала, библиоте-
кой была подготовлена интересная выставка. Сейчас она
продолжает сотрудничать с Московским городским библио-
течным центром, будет помогать московским библиотекам
в части педагогических наработок.
– В последние месяцы РАО активно продвигается в
Интернете – создан официальный сайт, есть странички
в социальных сетях. Зачем это нужно? Ведь РАО всегда
была довольно закрытым учреждением.
– В конце апреля я встречалась с Владимиром Владими-
ровичем Путиным и говорила ему, что РАО – самая важная
академия. Без школьного образования никаких других ака-
демий не было бы. Так что внимания к РАО должно быть боль-
ше – слишком многое от неё зависит. И мы должны объяснять
широкой общественности – не только учёным, но и учите-
лям, родителям, детям, – чем мы тут занимаемся, приводить
конкретные примеры наших прикладных разработок.
В медийном пространстве у нас началась новая жизнь – до
моего прихода РАО действительно практически не была пред-
ставлена в Интернете, был лишь небольшой малоинформатив-
ный сайт. Да и вообще о РАО мало что было известно. Когда
меня выбрали президентом, я стала приглашать разных своих
коллег приехать в РАО, они спрашивали, где она находится,
многие оказывались здесь первый раз. 1 ноября прошлого
года, когда Дмитрий Викторович Ливанов приехал на заседа-
ние президиума, он признался, что тоже первый раз вошёл
в здание РАО.
Некоторые наши академики активно присутствуют в масс-
медиа, в Интернете, обсуждают различные проблемы сферы
образования, причём некоторые критикуют политику мини-
стерства – иногда аргументированно, а иногда, к сожалению,
не очень. Страничка РАО в Фейсбуке за короткий период собра-
ла почти 2 тысячи подписчиков, из них три четверти – люди,
деятельность которых так или иначе связана с образовани-
ем, а не просто друзья, набранные по принципу «чем больше,
Образовательная политика тем лучше». Активно набирает обороты и наш аккаунт в Твиттере – почти 4 тысячи человек за неполные два месяца
работы.Академики и членкоры абсолютно независимы, они имеют
право высказывать мнения, которые идут вразрез с точкой
зрения руководства академии, и такие мнения мы тоже соби-
раем на наших информационных ресурсах. Ни один другой
ресурс, включая официальный сайт Минобрнауки России, не
выполняет такую функцию. Я действительно даю много интер-
вью, есть ряд академиков и директоров институтов, кото-
рые очень активны в медийном пространстве. Многих наших
академиков и членкоров мы хорошо знаем, они представлены
в информационном поле, а про некоторых всё же мало что
известно: чем они вообще занимаются? Какие исследования
проводят?
Когда Давид Иосифович Фельдштейн готовил первое
Общее собрание РАО, которое я проводила, он предла-
гал выдать каждому участнику портфель с бумагами – у нас
ведь столько отчётов по всем отделениям! Может быть, для
москвичей такой портфель – это нормально, но я-то каждый
раз прилетала на общие собрания из Санкт-Петербурга и
хорошо помню, что портфель всегда был неподъёмным, в руки
его взять было невозможно. И я предложила вместо портфеля
с документами выдавать каждому участнику собрания диск.
Давид Иосифович мне возражал – дескать, академики не
знают, куда его вставить. А я ответила, что найдут куда, если
захотят.
– Каковы перспективы развития академии на ближай-
ший год?
– На встрече с Владимиром Владимировичем Путиным
я попросила его дать поручение правительству утвердить
в этом году программу развития РАО до 2020 года, пред-
усмотрев в структуре нашей академии создание и оснаще-
ние высокотехнологичным оборудованием инновационного
инфраструктурного комплекса коллективного пользования
«Российская научно-образовательная платформа». Он будет
предназначен для прорывных фундаментальных исследова-
ний мирового уровня в сфере наук об образовании.
Июнь, 2014•11
В этом есть необходимость, потому что проблемы образо-
вания актуальны во всём мире. Проблемы школьного образо-
вания особенно остры в США, да и в Европе тоже есть труд-
ности. Моя старшая дочь – специалист по датскому языку и
литературе – два года работала в Дании, и мой внук, поучив-
шись в датской школе после нашей, российской, сказал, что
там просто нечего делать. При том, что Дания – замечательная
страна с сильной экономикой. Нам, конечно, нужно понимать
мировые тенденции развития образования, но и зарубежным
странам есть чему у нас поучиться.
Для разработки программы развития РАО создан стратеги-
ческий комитет, куда входят не только члены нашей академии,
но и известные политики, представители общественности,
и мы вместе думаем о перспективах нашей работы.
– Удалось ли Вам за прошедшие полгода пообщаться
с учителями, побывать в школах?
– Конечно. Недавно я была в Башкирии, где Российское
общество преподавателей русского языка и литературы
проводило двухдневную конференцию для учителей. В центре
отдыха и туризма «Диостан» – это потрясающее место среди
гор и озёр, недалеко от границы с Челябинской областью –
собрались учителя из сельских школ, их ученики. Таких ярких
детских докладов я давно не слышала – например, ученица
4 класса подготовила научное исследование на, казалось
бы, простую тему «Каша», сделала отличную презентацию
с интересными фактами, не каждый аспирант так сможет.
И учителя рассказывали о методах работы с детьми в очень
непростых условиях перехода на новые стандарты. Есть опре-
делённые сложности с их внедрением, предстоит их совер-
шенствование, и этим, конечно, тоже будет заниматься наша
академия.
Беседовал Борис СТАРЦЕВ

Просмотров: 1077 | Добавил: irinavl | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: